Михаил Богородский (mixus_ru) wrote,
Михаил Богородский
mixus_ru

Несколько слов о текущей ситуации в стране

Хочу сказать несколько слов о том, что сейчас происходит. Точнее о том, как я это вижу. Не для того, чтобы кого-то просветить, а для того, чтобы самому разобраться и структурировать в своей голове мысли на эту тему.


Что привело к такой ситуации и почему именно сейчас?


Причин, конечно, много. Это целая совокупность факторов.
Недовольство властью росло в обществе давно и неуклонно, власть при этом делала вид, что ничего не происходит. Вспышки негодования начались уже давно. Тут можно вспомнить и митинг против едра в Каллининграде, и протесты на Байкале, и шахтерские волнения на Кузбассе, и протесты против газпромовской елды в Питере, и Химкинский лес, и синие ведерки. Это так, навскидку. Все это так или иначе спускалось на тормозах и не освещалось по ящику. Правда, кое-где, активные протесты приносили положительные результаты (например, башню перенесли на окраину Питера, в Каллининграде уволили Бооса). Но это все были звоночки, которые власти игнорировали.

До выборов было понятно, что кристально чесными они не будут, но я, например, не верил в то, что после выборов люди выйдут на улицы. И объявление на каком-то московском заборе о том, что тут закрыто в связи с предстоящими массовомы беспорядками после выборов, которое появилось в сети за несколько дней до голосования, смотрелось комично.
И тем не менее, люди вышли. В первую очередь, благодаря интернету. Разговоры о том, что именно в интернете зарождается гражданоское общество ходили давно и после 4 декабря оно, наконец, родилось. Но об этом чуть позже.
Кроме того, конечно, масла в огонь подлили власти, крайне жестко отреагировав на первые митинги массовыми задержаниями всех подряд и абсурдными судами над задержанными.
А впоследствии, и комментариями высших государственных чиновников.

Почему это произошло сейчас? Вероятно, накопилась некая критическая масса недовольства, некоторых слоев общества (еще пока далеко не всех, большинство продолжает терпеть). Плюс, благодаря развитию интернета власть стремительно теряет авторитет на информационном поле, ящик очень быстро уступает свое место сети, которую так просто не захватишь и не проконтролируешь. И именно сеть показала реальность нарушений и фальсификаций (конечно, если все материалы, что есть в сети признать правдой и признать выборы на этих участках несостоявшимися, получится очень небольшой процент, но тут включается метод интерполяции, если позволите, и лично мне кажется убедительной теория о том, что едру пририсовали примерно 15%).
Кроме того, в каком-то интервью, некий «технолог» известной партии, говорит о том, что на прошлых выборах были ровно те же, и столько же нарушений и фальсификаций, что и на этих. Но ведь одно дело, когда к 50% приписывают 15 и получается 65%, а совсем другое, когда к 34% приписывают те же 15 и получается 49%!


Расклад сил и политическая система

К сожалению, политическая система, на данный момент, представляет довольно унылое зрелище. 12 лет путинских реформ по укреплению власти не прошли бесследно. Надо отдать должное «нацлидеру», власть свою он укрепил, правда, при этом, разрушил всю остальную систему, что, в частности, и привело к нынешнему кризису.
Нынешняя политическая система состоит из «партии власти», где обязана состоять вся бюрократия (среди губернаторов, конечно, есть исключения, но их очень мало), так называемых «оппозиционных» партий, числом шесть, и собственно власти, которую я не отношу к едру потому, что они стоят выше в иерархии, а кроме того в той или иной степени управляет не только едром, но и «официальной оппозицией», то есть оставшимися шестью партиями. Все, на этом система заканчивается. Народа, а уж тем более, общества, в этой системе нету.

Я считаю, что прошедшие выборы не только показали, что из себя представляют «партии», но и показали, что эти партии себя полностью исчерпали. Они еще некоторе время будут существовать, по инерции, но в том виде, в котором они есть сейчас они обречены. Объясню почему. Во-первых, их реально, всерьез, мало кто поддерживает, многие голосовали не за них, а против власти. Во-вторых, само понятие партии подразумевает некую идеалогию, а это все менее и менее актуально. Во всем мире идут процессы глобализации, все идеалогии сближаются, говорят об одном и том же, только в разных терминах и разными способами. По сути любая партия сейчас — это ее лидеры. Я думаю что абсолютное большинство людей не знают больше 10 человек из любой партии даже по фамилиям и отношение к партиям складывается из отношения к их лидерам и из того, как представители партий себя вели в той или иной ситуации, за что голосовали, за что нет. Таким образом идеологическая составляющая сильно нивелируется. За исключением, может, коммунистов, которые уже 20 лет существуют на огромной инерции КПСС.

Итак, я считаю, что партии себя исчерпали, реальной поддержки населения у них у всех очень мало, лидеры, которые почти не меняются 20 лет всем осточертели не меньше Путина, идеологическая составляющая стремится к нулю.

В этой ситуации им на смену должны прийти общественные объеденения и общественные организации. И такие организации и объеденения уже начинают формироваться: тут и синие ведерки, и защитники химкинского леса, и объеденения наблюдателей, и градозащитные организации, и экологические организации, и фанатские объеденения, и сообщества автолюбителей, и сообщества из социальных сетей и пр.
Такие организации должны быть допущены к выборам в думу, порог прохождения, в которую, конечно, должен быть существенно снижен.

При такой системе очень быстро появятся и лидеры, об отсутствии которых так упорно говорят власти, намекая на то, что кроме нашего любимого и незаменимого никого и нету, и страну-то, дескать, возглавить больше и некому.


Гражданское общество

10 декабря в нашей стране родилось гражданоское общество. Но, я полагаю, что оно не будет стремительно развиваться, а будет долго и трудно расти. До того, чтобы оно сделало первые шаги, а уж тем более заговорило, еще далеко.

Я уверен, что основную роль в этом процессе играет интернет, который в нашей стране сейчас очень интенсивно развивается. Интернет, вообще, сейчас меняет весь мир. Есть процессы, которые происходят везде, во всех странах. Это развитие социальных сетей, замещение интернетом тв, газет, радио и всех остальных сми. Интернет становится одним, глобальным сми. С помощью интернета резко усиливается обратная связь с обществом и глобальная коммуникация внутри самого общества. Сокращаются расстояния, изменяются возможности управления процессами, упрощается связь, появляется возможности интерактивности различных процессов и пр. Все это способствует становлению гражданского общества в тех странах, где этого еще не произошло, в том числе и в нашей. Не случайно же в таких странах, как Китай, Северная Корея и др. довольно сильно ограничивают доступ к социальным ресурсам и не случайно у нас 4 декабря лежали многие популярные независимые информационные и социальные  ресурсы. Ведь власти не выгодно, чтобы в стране было активное гражданоское общество, им гораздо труднее управлять, его нужно слушать и прислушиваться, с ним нужно считаться, его труднее обманывать и обворовывать.

В нашей стране, вроде как, на данный момент около 60 млн. пользователей интернета, из них «активных пользователей», я думаю половина, может чуть больше, а может и меньше. Это, конечно, не много, но уже и не мало, и дальше эта цифра будет только расти, к тому же неизбежна смена поколений, и людей для которых интернет это такая же часть жизни, как и телефон будет все больше. Кстати, телефон и интернет это уже почти одно и тоже, а скоро эта грань сотрется полностью.


Ну и по традиции: что делать?

Помимо развития интернета, социальных сетей, гражданского общества, общественных объединений и организаций, нужно создовать и развивать общественно-значимые проекты, в первую очередь в том же интернете. Прекрасными примерами таких проектов являются Росяма и Роспил Навального, свобода фотографии Варламова и Лебедева, знак рубля, сайт, на котором сейчас собирают сканы протоколов с прошедших выборов (который недавно закрывал ФСБ за экстремизм). То есть такие проекты, в которых технически будут реализовываться инструменты давления на власть и систему снизу. Сейчас такие инструменты тоже вроде как есть, но у них есть очень серьезная защита от общества — черезмерная бюрократичность процедур и сложность реализации, то есть для того чтобы чего-то добиться нужно собрать кучу бумажек, отстаять кучу очередей, выслушать море хамства, потратить значительное время и после этого, может быть, удастся чего-то добиться. Понятно, что это никому не нужно и этим никто не пользуется, себе дороже, как говорится. А, к примеру, на росяме этого всего не нужно делать, сфотографировал на телефон дыру на дороге, нажал пару кнопок и все. И такие проекты должны появляться во всех сферах жизни, где только возможно контролировать власть обществу.

Кроме того, я убежден, что нужно развивать культурные проекты, аналогичные тому, что происходит в Перми, с вовлечением общества в эти проекты.

Ну и основное, что нужно делать немедленно, это, конечно, кардинальное изменение политической системы в стране, и реальная борьба с коруппцией, а не за трибуной в кремле или на программе у Соловьева.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments